ПОДЕЛИТЬСЯ

Корейский рэпер G-Dragon о корейской волне, новом альбоме и прошлых скандалах 

PSY не единственный, и даже не самый популярный, рэпер в Корее.

Прим.: XXL, популярный американский журнал, ориентированный на хип-хоп, не только как музыку, но и как стиль жизни; основан в 1997 году.

Яркие волосы, идеально поставленная хореография и музыка, проникающая в ваш мозг, как инфекция. Если вы не знаете, о чем речь, познакомьтесь с К-поп: музыкальным направлением из Южной Кореи, которое захлестнуло мир, как волна.  Исполнители — вышколенные «идолы», прошедшие годы жестких тренировок, состоящие в агентствах, руководство которых согласует каждый свой шаг с западными тенденциями. Несмотря на явно «фабричный» характер, фанаты, от Парижа до Токио, обожают их. И тому имеется веское доказательство в виде ежегодно растущей прибыли, выражающейся в миллиардах (поверьте, долларов, а не йен).

Но в то время как послушные мальчики и девочки достигают небывалых по объемам продаж и статуса национальных любимчиков, слушатели и критики хотят видеть кого-то, кто на самом деле может создавать тенденции. Знакомьтесь: G-Dragon из Big Bang. Впервые поднявшийся на сцену как «корейский ответ  Lil Bow Wow», 24-летний Квон ЧжиЁн, показал задатки будущей звезды уже в юном возрасте. Попав в руки южнокорейского агентства YG Entertainment, де-факто «производящего» хип-хоп коллективы, Квон принимал участие в выпускаемых ими треках уже в подростковом возрасте. Поэтому его официальный дебют в составе бойзбенда Big Bang оказался большим сюрпризом. Результат, тем не менее, оказался ошеломляющим, так как квинтет быстро захватил рынок поп-музыки в Азии, в том числе благодаря песням, написанным G-Dragon (“Last Farewell” и Lies”), которые пользовались невероятным успехом.

Первый сольный альбом, Heartbreaker, выпущенный в 2009 г., продолжил его восхождение к статусу самой влиятельной иконы для молодого поколения страны. Кроме того, в отличие от типичных для большинства исполнителей к-поп образов кристальной моральной чистоты, G-Dragon был замешан в нескольких скандалах (начиная от обвинения в употреблении марихуаны (уголовное преступление в Южной Корее) и заканчивая новостью о плагиате зарубежной музыки, которая попала в заголовки всех СМИ страны). Можно ли назвать его Канье Уэстом Южной Кореи? Без сомнения, это не будет преувеличением.

Выпустив последний альбом «One of a Kind», который вызвал больше шума, чем творение любых других корейских артистов в этом году, G-Dragon наслаждается плодами своего успеха. Корреспондент XXL, Джеки Чо (@JaekiCho), побеседовал с самым популярным и признанным корейским идолом и рэпером, когда Big Bang приезжали в Нью-Йорк в рамках мирового тура Big Bang Alive World Tour.

Как ты познакомился с рэпом и хип-хопом?

G-Dragon: Мне было около девяти лет, когда я впервые услышал песню Wu-Tang* “C.R.E.A.M.” Перед этим я ничего не знал о рэпе или хип-хопе. Я просто слушал корейскую поп-музыку. Это было еще до феномена «Корейской волны». Я просто слушал обычную коммерческую музыку корейских артистов. Я повторял танцевальные движения. Я не собирался заниматься рэпом. Мне нравилось танцевать, и я танцевал. Иногда я читал рэп вместе с корейскими «доморощенными» рэперами. А потом друг познакомил меня с Wu-Tang и дал послушать Enter the 36th Chambers.  Я был просто в шоке. И потом я начал искать другие альбомы. Это была доинтернетная эра, и было трудно найти музыку и еще труднее — клипы. Поэтому я узнавал эту музыку мало-помалу. Если мне удавалось найти клип, я смотрел его снова и снова. А когда я перешел в пятый класс, написал первый «текст». Это было ужасно, но я это сделал [смеется]. Я начал слушать корейский рэп вместо корейской поп-музыки, которая в то время была еще очень узким жанром, практически андерграундом.

*Wu-Tang Clan — легендарная американская хип-хоп группа, ориентированная на «тяжелую» музыку.

Ты дебютировал в раннем возрасте. Ты участвовал в записи сводного альбома корейских хип-хоп исполнителей Hip-Hop Flex 2001.

G-Dragon: Был такой коллектив, People Crew. В то время в Корее не было нормального места, где можно послушать рэп. Поэтому People Crew проводили летнюю программу для школьников, учили их рэпу и танцам. Я упросил маму отправить меня в эту школу, чтобы научиться читать рэп. И один из парней из People Crew сделал мне комплимент, сказав что я неплох. Они познакомили меня с Ли ХиСыном, который был лидером рэп-коллектива из четырех участников, X-Teen. В то время Bow Wow был очень популярен. Я так думаю, ХиСын подумал, что Корее нужна собственная версия Bow Wow, а я, наверное, должен был стать Джермейном Дюпри [смеется]. Так я и попал на Hip-Hop Flex 2001, и это стало большой новостью в Корее, меня называли самым молодым рэпером в стране. YG Entertainment взяли это на заметку и решили принять меня в стажеры.

То есть ты хотел быть рэпером. Тогда как ты отреагировал, когда узнал, что дебютируешь в составе бойзбенда?

G-Dragon: Сначала я просто не представлял, что происходит. Я ничего не мог понять. ТхэЯн и я, мы были стажерами в YG долгое время. Поэтому мы думали, что будем дебютировать как дуэт, исполняющий хип-хоп. Своего рода группа. Потом они решили взять еще троих участников и сделать нас идол-группой. Я был не в восторге от этой идеи. На самом деле это меня бесило. Я знал T.O.P с детства, мы были друзьями. Но я не знал других двух участников. Мы не знали, что именно мы будем делать, поэтому просто занимались хореографией каждый день. Я действительно не знал, что происходит. Но YG, это агентство «выпускает» бойзбенды, но они не обязательно имеют дело с танцевальной попсой. Поскольку основная сфера деятельности агентства — хип-хоп, я доверял их выбору. Все получилось хорошо, и теперь я доволен.

Чем по-твоему Big Bang отличается от других групп к-поп?

G-Dragon: Сейчас идол-группы стали лучше с музыкальной точки зрения, то есть, конечно, и сейчас очень мало групп, которые самостоятельно продюсируют свои альбомы или пишут собственную музыку. Но как корейская идол-группа, во время нашего дебюта, мы были единственными, кто писал и продюсировал свои песни. Я думаю, мы были первыми среди к-поп идолов. Итак, если брать основное отличие, это тот факт, что участники писали собственные песни. Поскольку мы сами писали песни, во время выступления слушатели лучше могли понять и оценить их. Мы были уверены в своих песнях. Это совсем не то, когда кто-то дает тебе песню. Мы делали то, что нам нравилось. И это позволило нам создать собственный мир, в музыкальном смысле. Музыка должна иметь связь с исполнителем. Поскольку мы писали собственную музыку, мы могли лучше выразить свои слова и чувства, чем если бы «воспроизводили» чьи-то чужие мысли.

Я слышал от Choice37 (продюсер YG), что ты корректируешь и переделываешь песни в соответствии со своими представлениями. Как именно протекает процесс создания песен?

G-Dragon: Даже когда я был ребенком, одной из задач, которую передо мной ставили YG Entertainment, было написание песен. Когда я учился в средней школе, они говорили мне писать по одной песне в неделю. То есть я должен был писать собственные мелодии и тексты, используя американские инструменты. Я занимался этим около года. Потом интервал сократился.  Мне сказали писать по одной песне в три дня, потом стало два дня и наконец один день. Поскольку я так так долго этому учился, написание по песне в день стало для меня простой задачей. Это стало как хобби. Кроме того, у меня в распоряжении была эффективная система поддержки. Тедди, а теперь и Choice, они создают много песен и выполняют своего рода подготовительные работы для меня. Я бы сказал, они делают бОльшую часть работы, а я выбираю направление.

Видеоклипы на “One of a Kind,” и “Crayon” произвели много шума в интернете. Кто такой Со Хён Сын? И каким был твой собственный творческий вклад в эти клипы?

G-Dragon: Со Хён Сын, он правда, просто сумасшедший. Он настоящий аутсайдер. Типа отаку. Он асоциальный тип. Редко встречается с людьми. Его не волнуют деньги. Если он снимает клип, он послушает песню, если она ему понравится, он будет с ней работать. Он должен получить представление о ней. Ему требуется творческая связь с артистом. Мне кажется, многие другие артисты хотели бы с ним поработать, но они не могут. [Со] — человек такого рода, что если он слушает вашу музыку, и она ему не нравится, он просто вам не ответит. К счастью, ему нравится музыка, которую делает наша компания, и во время работы над клипом мы встречались ежедневно. У него есть свое помещение в здании YG. Мне кажется, когда ты воспринимаешь это как работу, ничего хорошего не получится. Просто ничего не выйдет. Будь это музыка, песни, мода или видео. Нужно просто остыть, смотреть забавные клипы, разговаривать о том, что было бы неплохой идеей. Я очень трепетно отношусь к эстетической стороне видеоклипов. И я прилагаю все усилия, чтобы по-возможности учесть все детали. Например, если люди могут воспринимать тексты только «напрямую», мы должны проиллюстрировать их каким-то неожиданным поворотом, чтобы указать на второе «глубокое» значение. Так, чтобы когда они увидели, они бы сказали: “О, как интересно, оказывается это может означать что-то другое». Вместо того, чтобы создавать клипы, которые могут просто «мелькнуть», мы пытаемся сделать что-то, стоящее того, чтобы пересматривать несколько раз.

Как сольные клипы отличаются от видеоклипов группы?

G-Dragon: Когда мы работаем над клипами для Big Bang, поскольку как группа мы скорее относимся к мейнстриму, мы стараемся сконцентрироваться на чем-то, что понравится большинству. Когда я работаю над сольным проектом, я просто делаю, что хочу. Я могу быть смешным, прикольным и странным. Мой образ для этого проекта не слишком четко обрисован, поэтому я, скорее, играл с образами в этот раз. Все песни проекта очень разные. Поэтому мы с режиссером старались подчеркнуть эти элементы.

“That XX” создает ощущение чего-то очень личного. Она основана на реальных событиях?

G-Dragon: Все песни, которые я пишу, ну то есть, конечно в них присутствует определенный уровень вымысла, но я стараюсь вкладывать в них свои собственные истории. Я не могу сказать, что на самом деле испытал что-то именно такое, но когда я испытывал похожие эмоции, я запомнил их, и сделал что-то вроде «наброска».

Не повезло.

G-Dragon: Да, ладно, мужик, я тоже могу быть неудачником [смеется].

Да ну?

G-Dragon: Сейчас? Наверное, нет. Но когда я был моложе, просто потому что кто-то тебе нравится, не значит, что она будет с тобой. У меня часто бывало так, что чувства были не взаимны [смеется]. Когда я в образе рэпера, в рэпе я могу употребить термин типа «шлюха», но когда ты поешь песню о любви, это невозможно, мне нужны печальные эмоции, своего рода образ неудачника. Я думаю, это лучше вписывается в контекст. Это чувство, характерное для корейских баллад.

alteen-a@vipbigbang.ru

источник: xxlmag.com

  • супер!!! спасибо за перевод! обожаю нашего лидера и Уайджи, за их подход к музыке) правильно сказал про клипы их хочется всегда пересматривать…

  • дааа последний ответ отличный)))))))))))))) обожаю его как лидера@_@

  • skye5

    Спасибо,за перевод!Было интересно почитать.

  • Mirinda01

    Ооо, спасибки за перевод!
    Было интересно! (хотя почти все это уже известно)

    • alteen-a

      это точно… а что делать, все повторяется из одного интервью в другое >.< … но это сам GD, видимо, посчитал "достойным уважения", раз уж отметил в твиттере.

  • спасибо большое за перевод!!
    очень классная статья! согласна насчет «что отличает бб от других» и «мейнстримной музыки» бб х)
    последний вопрос… то есть сейчас никто не может отказать самому джидрагону :о ээх самоуверенный такой хД